?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Накануне был закончен сбор подписей под петицией с просьбой восстановить доброе имя бывшего настоятеля Сретенского храма
села Заостровье в Архангельской области Иоанна Привалова. Напомним, что некоторое время назад решением расширенного совета Архангельской епархии РПЦ священник был переведен "под надзор" в Свято-Ильинский кафедральный собор Архангельска.

В ближайшее время петиция будет передана Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, сообщается в полученном редакцией NEWSru.com пресс-релизе, посвященном этому документу.

Сбор подписей был закрыт 20 февраля 2013 года. Сайт Change.org, на котором размещена петиция, - это глобальная платформа,
предоставляющая людям возможность осуществлять в жизни те перемены, которые они считают необходимыми. Она наименее политизирована и известна в России благодаря таким проектам, как сохранение 31-й больницы города Петербурга, отмена сокращения бюджетных мест на филологическом факультете СПбГУ и другим.

Петиция в защиту Иоанна Привалова собрала 1193 подписи. Среди подписавших документ - известные деятели науки и культуры - глава фонда А.И. Солженицына Наталья Солженицына, поэт и философ Ольга Седакова, Елена Чуковская, народный артист Сергей Юрский, журналист Александр Архангельский, заведующая кафедрой квантовых жидкостей факультета прикладной математики и теоретической физики Кембриджского университета профессор Наталья Берлова и другие. Подписи под обращением к патриарху поставили также многие жители Архангельска, Северодвинска, Вельска, лично знающие отца Иоанна Привалова и общину Свято-Сретенского храма. Триста подписей под документом принадлежат жителям села Заостровье.

Открыл сбор подписей архангелогородец, доктор философских наук, преподаватель Мурманского университета Руслан Анатольевич Лошаков. который о своей встрече с отцом Иоанном Приваловым написал следующие строки:

Однажды на прямой вопрос, намерен ли он после окончания института заниматься наукой, он дал поразивший меня ответ, сославшись на "темперамент", который не только не позволит ему заниматься наукой, но и закончить институт. Сейчас я понимаю, что темпераментом он называл призвание в изначально религиозном смысле этого слова, - того смысла, который я, в то время столь далекий от Церкви, не только не понял бы, но и не принял.

Я говорю об этом с полной уверенностью, поскольку хорошо помню то двойственное чувство, которое я испытал при известии о том, что Иван оставил институт и стал послушником в храме: его уход из института я встретил с пониманием, а послушничество - с недоумением. Казалось, что наши дороги разошлись, и я не мог тогда даже представить себе, что когда-то они вновь сойдутся.

Мы встретились спустя двенадцать лет, но это не было обычной встречей двух знакомых людей после долгой разлуки, с принятым в таких случаях вежливым, но безучастным интересом к тому, что произошло за это время в жизни каждого. Давнее, пусть и эпизодическое общение с отцом Иоанном убедило меня в том, что все, так или иначе с ним связанное, выходит за рамки обыденности.

Наша новая встреча произошла тогда, когда то, в поисках чего я отправился из своего родного города в большой мир, его стараниями само пришло в Архангельск. Ни одно событие в жизни моего родного города не поднимало в душе того чувства, которое я пережил при известии о приезде Никиты Струве! Это было радостное изумление, переживание ясного и бесспорного присутствия того, чего быть не может, что появилось вопреки всем ожиданиям и умным расчетам. Это было религиозное переживание.

Потом состоятся удивительные встречи, каждая из которых будет посланием большого мира и высокой культуры. Но тогда переполнявшее меня ощущение чуда владело и теми, кто пришел на встречу со Струве. Казалось, что собравшиеся в областной библиотеке люди стряхнули с себя серую пыль обыденности, за которой не видно было лиц, - теперь их лица излучали свет.

Вместе с тем ко мне не сразу пришло осознание того, что случившаяся тогда встреча с историей отнюдь не была "культурным событием" в обиходном светском понимании. Я осознал это в тот день, 2 ноября 2004 года, когда впервые переступил
порог храма Сретения Господня в Заостровье. Помню, я вышел оттуда с ощущением света, исходившего, однако, не от свечей и лампад, а от людей, собравшихся на богослужение.

Служение отца Иоанна открылось мне тогда как дело христианского миссионерства в самом высоком смысле этого слова. Культурная и просветительская деятельность отца Иоанна была подвижническим возделыванием почвы для подлинно христианского общения и просвещением, понимаемым не в секулярном варианте, а как служение Церкви. Той самой Церкви, которая призвана быть не организацией религиозного воспитания, а здесь, на земле, стать "жизнью и светом человеков". Церкви, о которой протоиерей Александр Шмеман говорит в своих "Дневниках": "Церковь всегда стояла для меня выше всего как невидный, бесспорный, несомненный - нет, не авторитет, а свет, в свете которого все живет, все светится. Церковь в сущности своей, в этой светоносности своей должна не сужать, а расширять, не подчинять, а освобождать".

Многие из тех, кто подписался под петицией, писали о причинах, заставивших их поставить свою подпись. Вот несколько таких реплик:

"Михаил Селезнев - переводчик Священного Писания, заведующий кафедрой библеистики Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (Москва, Россия): Считаю очень важным для будущего Церкви, чтобы в некоторых приходах в порядке пробы велись богослужения на русском языке.

Наталия Солженицына, Москва: С отцом Иоанном Приваловым меня связывает 10 лет молитвенного общения. Глубоко убеждена, что еще больше, чем прихожане Свято-Сретенского храма села Заостровье, в таком священнике нуждается сама наша Церковь - на трудном пути самоврачевания и обретения полнокровия после десятилетий, проведенных под гнетом
безбожной власти.

Татьяна Геннадьевна Шубина (Вельск, Россия): Все сотворенное с Иваном Приваловым гнусно и несправедливо. Возмущена, не могу и не имею права молчать: я его школьная учительница (классная руководительница). Трудно понять, как можно поднять руку на такого человека. Нельзя порочить его родителей. Семья, воспитавшая Ивана, одна из самых уважаемых в нашем
городе. Детская биография Ивана достойна войти в серию "Жизнь замечательных детей". И сейчас, спустя 25 лет после школы, он трепетно и благородно вспоминает детство. Находит время и приходит, пишет, звонит, дарит книги. Тонко чувствующий, любящий и понимающий людей, эрудированный, очень чуткий и внимательный, очень стойкий и мужественный. Благодарный и благородный, бескорыстный человек. Неужели такие люди не нужны Церкви? Иван - образец священнослужителя. Я горжусь им! Верю в Добро. Т.Г. Шубина, заслуженный учитель России.

Сергей Микушев (Архангельск, Россия): Я бывший актер театра кукол города Архангельска. В настоящее время уже 3 год нахожусь в инвалидном кресле. И встречи с мудрым, искренним, отзывчивым наставником отцом Иоанном помогли мне обрести веру, найти силы для продолжения жизни и творчества. Именно он приблизил к Богу нашу семью. Я стараюсь 1-2 раза в месяц выезжать с семьей на службы в Свято-Сретенский храм. Это замечательный священнослужитель, который спасает много заплутавших и просящих о помощи людей.

Алексей Коноваленко (Заостровье, Россия): Я живу в Заостровье уже много лет и видел, как с появлением отца Иоанна в нашем храме менялась жизнь не только в приходе, но и в самом Заостровье: люди стали чаще посещать храм, становясь чище, светлее, добрее.

Алексей Грачев (Вельск, Россия): Помню, еще в конце 90-х годов я познакомился с отцом Иоанном и впервые услышал от него слова о Боге, о Вере, о Церкви. Я увидел мир совершенно другим, я понял что-то очень важное для себя. Но особенно мне запомнилось то, как во время наших встреч, а он был тогда в отпуске у родителей, летом, тихим вечером мы молились, и он дал мне прочитать псалом, и это стало для меня началом перерождения. Может быть, я чего-то не понимаю в тонкостях церковной жизни, но для меня ясно, что наказать такого человека - несправедливо, как-то странно... это нехорошо. Простите. Алексей.

Дмитрий Строцев (Минск, Беларусь): Я встречался с отцом Иоанном в Минске, куда он приезжал по приглашению Митрополита Минского и Слуцкого Филарета. О безупречных качествах заушаемого священнослужителя знаю из
десятков личных свидетельств клириков и мирян.

Тем временем отец Иоанн Привалов по-прежнему находится в больнице и ждет серьезного обследования в Москве в связи с обострением хронических заболеваний.

Большую тревогу вызывают и слухи о возможном перемещении из Архангельска в одно из дальних сел бывшего второго священника Заостровского храма - отца Павла Бибина.

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
prostopop
22 фев, 2013 18:23 (UTC)
Интересно, хоть один священник не заштатный подписал эту петицию?
i_ponomareva
22 фев, 2013 18:40 (UTC)
"Земная доля всех вестников воли Божией и обличителей мирской лжи и беззакония - клевета, преследования, оскорбления, изгнания и даже смерть"
То, что петиция в защиту доброго имени пастыря вызвала такую бурную человеческую реакцию - знак того, что плоды деятельности отца Иоанна, который "возделывал почву" и прихода, и общины, и города Архангельска, -это благодарность, глубочайшее уважение (причем людей совершенно разных, порой незнакомых друг с другом, но удивительным образом объединенных желанием отстоять справедливость,и правду, и свободу, и святыню, и, что главное, веру в человека, в победу добра, веру в Церковь, которая подверглась огромному испытанию в связи с агрессией, ложью, обрушившейся на честного и порядочного, пламенного в своей вере священника. Поддерживая отца Иоанна, человек сопротивляется бессмысленности жизни, как ни странно, ведь, если справедливости нет, то...?
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Profile

nat_i
Наталия Игнатович
Website

Latest Month

Октябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars